Mar 01,2011 Темы: Беларусь

24 декабря в американской NYTimes главы МИД Швеции, Чехии, Польши и Германии появилась статья под названием Lukashenko the Loser (которую русские журналисты перевели  как «Проигравший Лукашенко», а белорусские оппозиционные ресурсы как «Лукашенко - лузер»). Авторы писали, что «сочетание фальсификации голосов с незаконными репрессивными мерами не идет ни в какое сравнение с тем, что пытался осуществить Милошевич в Сербии в 2000 году. То, что мы увидели, заставляет вспомнить введение военного положения в Польше в 1981 году».

Почему сравнивается ситуация в Беларуси 19 декабря с ситуацией в Сербии и в Польше?

 Андрей Русакович: Запад оценивает события в той или иной стране, основываясь не только на общих ценностных подходах, важности двусторонних отношений, но и в том числе исходя из глобального контекста, исторических аналогий. Поэтому подходы официальных представителей государств ЕС, США к оценке событий 19 декабря 2010 г. в Беларуси в этом смысле не являются каким-либо исключением – и упомянутые сравнения соответствуют данной тенденции. Необходимо отметить, что в целом Запад не был готов к такому повороту событий в Беларуси, в столицах ЕС преобладало стремление сохранить и закрепить положительные тенденции последних лет в двусторонних отношениях, поэтому первая реакция была в каком-то отношении ситуативной. К тому же, с учетом многообразия стоящих перед ЕС проблем, особенностей функционирования механизма выработки общей позиции по внешнеполитическим  вопросам в ЕС,  последствий официальных заявлений,  формирование новых подходов в отношении Беларуси произошло не сразу. Важное значение в западных странах имеет общественное мнение, которое формируется в том числе и через СМИ. В этом отношении  публикация в американском издании позиции министров иностранных дел Европы преследовала несколько целей: воздействие на общественное мнение путем выхода на широкую аудиторию, неофициальное подтверждение наличия общей позиции ЕС и США. Значение опубликованному материалу придавал тот фактор, что именно министры иностранных дел перечисленных стран во многом содействовали включению Беларуси в процесс улучшения отношений с Европейским союзом, а государства, которые они представляют, имеют большой опыт и сложившиеся сотрудничества с Беларусью. К тому же главы МИД Германии, Польши, Швеции, Чехиипосещали Беларусь, имели возможность общаться с должностными лицами страны и в целом способны оказать решающее воздействие на позицию коллег из других стран.

 12 января на сайте Марилуизы Бек, депутата бундестага от фракции Союз90/Зеленые, была опубликована резолюция фракции, в которой  говорилось, что «есть намерение уничтожить оппозицию и избавиться от ее представителей. Уже задержанным угрожает риск увечий и смерти. Ранее, в 1999 и 2000 годах, четыре человека, которые выступили против президента, бесследно исчезли». Действительно ли Лукашенко не любит любую оппозицию и всеми способами ее уничтожает?

 Андрей Русакович: Роль и значение оппозиции в белорусском обществе и политической системе обусловлена реалиями, сложившимися в стране в последние полтора десятка лет. В целом оппозиция не является в настоящее время системной в плане «представленности» в существующих выборных властных структурах, влияния на позицию государственных органов.  Отметим в то же время, что в ряде выступлений Президент А. Лукашенко отмечал, что он не против «конструктивной оппозиции в политической сфере». В период президентской избирательной кампании 2010 г. оппозиционные силы получили шанс включиться в сложившуюся политическую систему и играть в ней свою роль: было зарегистрировано большое количество претендентов в президенты, у оппозиции появилось больше возможностей и в плане агитации, и представления своих программ, и доступа к СМИ. Эта ситуация привела к тому, что на каком-то этапе обе стороны: и власть, и оппозиция оказались не готовы к закреплению и развитию этой тенденции. Именно жесткий разгон акции 19 декабря, последующие события (задержания, уголовные дела) позволили власти значительно ослабить оппозицию.

14 января в газете Администрации Президента «Советская Белоруссия» был опубликован материал под названием «За кулисами одного заговора», в котором содержатся следующие слова: «нет никаких сомнений, что к событиям 19 декабря приложили руку прежде всего спецслужбы Польши и Германии, которые спланировали и организационно оформили ГК ГП (гражданская кампания «Говори правду!», которую возглавлял экс-кандидат в президенты Владимир Некляев), которая по замыслу должна была стать «Новой оппозиционной силой», способной сменить власть в стране. Для достижения этой цели были подобраны организаторы и технологи, привлечены крупные финансовые средства, которые под «крышей» различных фондов контрабандно переправлялись в Беларусь». Почему не было официальной реакции на данную публикацию из Германии, если не считать высказывание уполномоченного правительства Германии по правам человека Маркуса Лёнинга, который назвал эти обвинения «полным маразмом» и «полностью опроверг сказанное в публикации»? Ведь это, по сути, серьезное обвинение…

 Андрей Русакович:  Официально высказанные обвинения подобного рода могут повлечь за собой серьезные международно-правовые последствия. В то же время следует отметить, что материал, изложенный в  «Советской Белоруссии»,как представляется, в большей степени носит  информационно-аналитический характер. В целом же значительную роль в укреплении (либо опровержении) обозначенного в материалах тезиса может сыграть судебное разбирательство, должны быть предъявлены серьезные доказательства причастности государственных структур определенных государств к событиям 19 декабря в Беларуси.  

28 января снова в американской WSJ появилась статья министров иностранных дел Германии и Великобритании под названием Standing up to Lukashenko (которую журналисты перевели на русский под заголовком «Дать отпор Лукашенко»). В ней подчеркивался рост «количества доказательств, что насилие в вечер выборов было организовано самими властями». Есть ли убедительные доказательства того, что власти сама организовала погромы, чтобы на этом основании окончательно зачистить политическое поле страны?

 Андрей Русакович:  На площади 19 декабря пересеклись интересы власти, оппозиции, возможно, других государств – образовался сгусток политических (и геополитических) страстей. Поэтому естественно, что оценки этого события, направления поиска причинно-следственных связей представителями различных политических сил носят порой полярный характер. Существуют несколько версий, они озвучены в белорусской и зарубежной прессе. В принципе только объективное расследование должно ответить на многие вопросы.

29 января на сайте немецкого «Фокуса» в статье под названием Regierungsgegner kommt aus Haft frei («Оппоненты Правительства освобождены из тюрьмы») появилась фраза, что экс-кандидат в президенты Владимир Некляев «освобожден после недели давления со стороны Германии и других стран ЕС». В то же время официальная позиция, почему освобожден Некляев и другие представители оппозиции, основана «на результатах проведенных ранее следственных мероприятий, установлении основных обстоятельств уголовного дела по факту массовых беспорядков в Минске 19 декабря, роли каждого из обвиняемых и их линии поведения следствием, по согласованию с органами прокуратуры», в соответствии с которыми 29 января «принято решение об изменении меры пресечения в отношении В.Некляева, О.Корбана, А.Павлова, В.Кобеца и С.Возняка». В смягчении условий ареста представителям белорусской оппозиции стоит благодарить Запад?

 Андрей Русакович:  Как представляется, позиция стран Запада здесь сыграла определенную роль. С самого начала ЕС и США выдвинули достаточно жесткое требование: освободить всех заключенных, включая экс-кандидатов в президенты.

В январе в отношении официального Минска приняты резолюции законодательного органа ЕС (Европарламента) и совещательной структуры Совета Европы (ПАСЕ), декларация Комитета министров Совета Европы, совместное заявление структур Совета Европы, а также  решение  Совета Европейского союза (совета министров иностранных дел) (второй законодательный орган ЕС), одобренное 4 февраля. В итоговом решении Европы по ситуации в Беларуси не осталось ни слова об экономических санкциях. Единая Европа непоследовательна?

Андрей Русакович:  Солидарная реакция Европы в отношении событий в Беларуси была выражена в решениях Совета Европы и Европейского союза. Совет Европы объединяет абсолютное большинство европейских стран. Резолюция Совета Европы по ситуации в Беларуси от 12 января (или декларация Комитета Министров Совета Европы), в которой содержался призыв к властям Беларуси освободить задержанных 19 декабря, гарантировать их права и политические свободы, была поддержана даже Россией.

Процесс формирования внешнеполитических решений в Европейском союзе более сложен, в него вовлечены различные структуры этой организации, к тому же большое значение имеют позиции государств-членов. Европейский парламент, начиная с 1997 г., неоднократно принимал достаточно жесткие резолюции относительно политической ситуации в Беларуси, и последняя из них - 12 января 2011 г. не стала исключением. С точки зрения последствий для Беларуси более важны решения, принимаемые Советом ЕС. Как правило, Совет ЕС исходит не только из позиции интересов объединенной Европы, общих ценностных подходов, основных принципов международного права, но и учитывает геополитическую составляющую, вопросы безопасности, интересы  государств-членов, включая экономические аспекты сотрудничества с Беларусью, возможные последствия принимаемых решений для белорусской государственности. Оказывает определенное влияние позиция официальных властей Беларуси, в частности, переговорные способности белорусской дипломатии, возможности ее влияния на позицию отдельных государств и ЕС в целом. Решения Совета ЕС более взвешены, поскольку эта структура несет политическую ответственность за них. Необходимо также отметить, что в настоящее время позиция Запада в целом (ЕС, США, Канада) в отношении Беларуси носит консолидированный и согласованный характер.

После 19 декабря отдельные страны ЕС начали последовательно отменять плату за национальные (не шенгенские) визы: с 1 января Польша, с 24 января Латвия, с 4 февраля Германия, с 1 марта Эстония. Официальный Минск эти решения приветствует. Однако остается вопрос, когда же шенгенскую визу белорусам начнут выдавать бесплатно или когда ее сумма (60$) сравниться с суммой, которую платят россияне и украинцы (35$)?

Андрей Русакович:  Решение проблемы стоимости шенгенских виз и упрощением связанных с их получением процедур для белорусских граждан Беларуси обсуждается уже несколько лет между Беларусью и ЕС. Международная практика решения подобных проблем во многих случаях основывается на принципе взаимности и является результатом двустороннего компромисса. Белорусская сторона, как представляется, при разрешении этого вопроса должна использовать возможности, предоставляемые Европейской политикой добрососедства.

Подготовил Владимир Казанков