Oct 19,2010

19 октября в Минске на базе ФМО БГУ прошла международная научно-практическая конференция «Преодоление финансово-экономического кризиса: опыт Германии и Беларуси», организованная белорусской неправительственной организацией «Центр изучения внешней политики и безопасности» при поддержке представительства Фонда им. Эберта в Беларуси.

В рамках конференции белорусские и немецкие экономисты обсудили результаты девальвации белорусского рубля в 2009 года и высказали предположения о перспективах дальнейшего использования инструмента девальвации белорусскими властями.

Александр Подгайский, кандидат экономических наук, заведующий сектором структурной политики и качества экономического роста Института экономики НАН РБ:
Наша экономика беззащитна перед внешнеэкономическими шоками, поэтому ее судьба определяется, к сожалению, в значительной мере не внутри страны, а извне. Любое ухудшение макроэкономической ситуации, мирохозяйственной конъюнктуры, тяжелейшим образом ударит по нашей экономике, но пока этого не случится, она будет инерционно работать. Если извне серьезных шоков не будет, она будет работать. Но жить так очень трудно. Наша экономика обладает низкой микроэкономической адаптивностью на уровне предприятий, очаги нашей адаптивности вынесены на уровень руководителей государства, на уровень правительства: договорится - не договорится. Не договоримся по таким-то ценам покупать газ - экономика может лечь сразу. Цены на сырье и на энергоносители для нашей экономики, как уровень воды в бассейне. При украинских ценах прошлого года все наши предприятия уходят под воду. Вот наша адаптивность. Если бы кредиты МВФ не давал, проблем у населения было бы намного больше, чем 20% девальвация. Возможно, был бы дефолт. Предсказывать на какую-то дату - не научная постановка вопроса. Но наша судьба определяется, как в утлой лодчонке, определяется высотой волны: чуть она будет больше и вопрос об экономическом и национальном суверенитете страны встанет очень остро.

Рудольф Цвинер, доктор экономических наук, консультант по вопросам экономической политики и имитационному моделированию в НИИ макроэкономики и конъюнктуры, фонд им. Бёклера, Берлин, Германия:
В январе 2009 года белорусский рубль девальвирован на 20%. В чем положительные и отрицательные моменты этой девальвации? Было ли это правильным? Каким образом будет себя вести Беларусь по отношению к курсу своего рубля?

Александр Подгайский, кандидат экономических наук, заведующий сектором структурной политики и качества экономического роста Института экономики НАН РБ:
Я думаю, путь правильный. Особенно в русле того момента, который я отметил. У нас адаптивность наверху. Это (девальвация – ред. сайта forsecurity.org) важнейший инструмент адаптивности. Это примитивный метод. Но у нас он проявил себя в качестве действенного. Может, для какой-нибудь Греции этот тоже был бы выход, но Греция в настоящее время лишена такого рычага. В общем, особых отрицательных последствий я не вижу, и, возможно, к этому правительство будет возвращаться. Это просто довольно простой и удобный в рамках системы инструментов, доступных нам в процессе приспособления к новым условиям. Не смотря на свою примитивность, в наших конкретных условиях это определенного рода выход. Это, в общем-то, простой и надежный метод приведения жизни в соответствие со средствами. В настоящее время Беларусь в целом живет не по средствам, в долг.

Алексей Данильченко, профессор, доктор экономических наук, заведующий кафедрой международных отношений ФМО, БГУ:
Разовая девальвация немножко улучшила ситуацию, но, тем не менее, приведу кое-какие данные. Экспорт товаров в 2008 году был 32,6 млрд долларов, а после девальвации составил 21,3 млрд долларов. Т.е. эта девальвация сильно не простимулировала наш экспорт. Потому что здесь причина в глобальном экономическом кризисе в других странах: в европейских странах и России, основного нашего торгового партнера. Процессы ухудшения торгового сальдо начали сказываться в Беларуси уже в конце 2008 года и девальвацию надо было проводить раньше, чем в 2009 году. Поэтому говорить о том, что опять с первого января будет девальвация, я не склонен, но то, что постепенно белорусский рубль будет девальвироваться - это очевидно. Другого выхода из этой ситуации нет.

Александр Подгайский, кандидат экономических наук, заведующий сектором структурной политики и качества экономического роста Института экономики НАН РБ:
Этот период, в общем, забывается, но если вспомнить, какой курс был в предкризисную эпоху заниженный, то Беларуси было необходимо до этого плавно его снижать и подойти к кризису, может быть, с тем курсом, который был уже достигнут в эпоху кризиса. Вот это лучший выход, конечно, а не разовая девальвация как реакция уже на свершившееся событие. Нужно было прийти с 3000 рублей за доллар к середине 2008 года.

Алексей Данильченко, профессор, доктор экономических наук, заведующий кафедрой международных отношений ФМО, БГУ:
Да, но надо иметь в виду, что есть показатели, на которые ориентируется наше правительство. Этот тоже фактор плановой экономики. Его нельзя сбрасывать со счетов. Я не думаю, что будут какие-то резкие девальвации. Хотя с другой стороны, если посмотреть опять на отрицательное сальдо внешней торговли товарами и услугами 3,5 млрд, где-то все равно надо деньги брать, чтобы его покрывать. И здесь механизм такой - либо опять продолжать девальвацию постепенную, либо брать внешние заимствования, но в дальнейшем придется расплачиваться за эти заимствования. И еще один момент – деньги-то привлечь можно, другой вопрос - куда их вложить. Если мы поддерживаем население - то мы проедаем их, а если в новые инвестиционные проекты вкладываем  - то это другой вопрос. Но, к сожалению, инноваций, говорящих о том, что мы можем перейти к 5, 6 укладу,  у нас не видно. Привлечение инноваций из-за рубежа вопрос сложный, на рынке инновации не продаются, либо у нас не хватит средств, чтобы их приобретать. Ситуация не очень хорошая складывается в ближайшее время. И тут я согласен с Александром Подгайским, что все формы проявления кризиса нас ожидают еще в будущем. Пока мы просто смягчили кризисные явления и процессы для нашей экономики, а также для населения. Но это порождает ситуацию, что мы живем в долг.

Михаил Ковалев, профессор, доктор физико-математических наук, декан экономического факультета БГУ:
Мы продевальвировали, как вы помните, по требованию МВФ, валюту на 20%. Но я всегда был, и в тот момент,  категорическим противником девальвации, даже в белорусском случае. Потому что в глобальном мире при очень высокой импортоемкости экономики девальвация практически ничего не дает. Она немножко сжимает потребительский спрос населения на импортные товары на короткий период времени. Но этого у нас в Беларуси 20%-девальвацией не добились. Добились потом, когда я убедил и премьера, и председателя Центробанка запретить валютные кредиты населению. Может быть, многие обиделись на это. Но как только были запрещены валютные кредиты населению, сразу улучшился торговый баланс Беларуси. Чуть меньше стали покупать в кредит импортных автомобилей, дорогой high-tech техники и так далее.
В Беларуси в последние годы запланированная монетарная политика строго выполнялась. На 2011 год запланировано, что колебания белорусского рубля к среднегеометрическому курсу по отношению к евро, доллару и российскому рублю будут в пределах +/- 5% или  +/-  8%. Документы у нас не нарушаются. Я не думаю поэтому, что это будет нарушено. В эту новогоднюю ночь сюрпризов с девальвацией не будет, потому что тогда тщательно проанализировали, что ничего особо положительного она не дала Беларуси. Собственно, тогда она была проведена только из-за желании получить 2,5 млрд долларов от МВФ. В эту новогоднюю ночь нам вроде МВФ не обещает этого. Поэтому девальвация, я убежден абсолютно, ни до Нового года, ни на Новый год, ни в начале Нового года не будет. Проблемы, возникающие из-за достаточно резкого уменьшения переработки нефти в значительной степени преувеличены, потому что доходы от нее делились между российскими олигархами и белорусскими нефтеперерабатывающими заводами, белорусским государством, скорее, в пользу российских олигархов. Не так уже мы получали много, когда имели дешевую нефть. Все эти слухи, что нас субсидировали, что нас кормила Россия - абсолютно неоправданны, не имеют под собой основания. Россия готовит принципиально новую политику в отношении финансирования добычи нефти, и не исключено, что будет изменен порядок экспортных пошлин на нефть.