Oct 11,2010 Темы: ЕСРоcсия

Роль сравнимого с Россией экономического партнера Беларуси все более уверенно стал играть Европейский союз. Это произошло вопреки «холодным» политическим отношениям между двумя субъектами.

Декларации о необходимости проведения многовекторной внешней политики Республики Беларусь звучат в документах и выступлениях официальных лиц практически с первых месяцев независимости белорусского государства. В 1997 г. многовекторность была декларирована и как базовый принцип белорусской внешней политики. В январе 1997 г. этот тезис озвучил в своем выступлении на приеме для руководителей аккредитованных в Минске дипломатических миссий Президент страны. Положение о многовекторности как платформе внешнеполитической стратегии получило развитие в выступлениях тогдашнего министра иностранных дел Беларуси И. Антоновича, а также вошло в проект Концепции внешней политики, разработанной группой ученых и практиков в 1997 г.

Вместе с тем, во второй половине 1990 гг., по мнению многих экспертов, для внешней политики Беларуси был в большей степени характерен упор на российское направление, кульминацией чего стало подписание президентами Беларуси и России Договора о создании Союзного государства (декабрь 1999 г.).

Следует отметить, что содержание подписанного Договора вызывало серьезные сомнения у многих политиков и экспертов. Противоречивость документа его оппоненты видели уже в самом термине «Союзное государство», родившемся в недрах «политического бомонда» двух стран. Так, в соответствии с договором планировалось создание государства с сохранением суверенитета его составных частей, т.е. речь шла о некоем смешении федерации и конфедерации. На эту нелогичность обращали внимание многие ученые-правоведы [1]. Однако, несмотря на критику экспертного сообщества, расплывчатость формулировок договора устраивала обе договаривающиеся стороны, которые в зависимости от ситуации могли использовать их для обоснования своих намерений.

На фоне активных интеграционных процессов с Россией (как декларируемых, так и реальных), во второй половине 1990-х гг. сотрудничество Беларуси с другими странами играло второстепенную роль. Сложившаяся ситуация стала меняться с 2000 г., что было связано со сменой политического руководства в России. Москва предложила Минску план ускоренной интеграции, в котором белорусская сторона не без основания увидела угрозу суверенитету Беларуси. Стремление Кремля строить двусторонние отношения на основе «прагматизма» стало одной из причин газового конфликта между двумя странами (февраль 2004 г.).

Ликвидировать перекос во внешней политике и внешней торговле белорусское правительство попыталось в том числе за счет поиска новых партнеров в других регионах мира (КНР, Индия, Иран, Венесуэла, Вьетнам и др.).

Стремление найти опорные точки за пределами Европы привело Республику Беларусь в Движение неприсоединения. В 1998 г. Беларусь стала единственным европейским государством, вступившим в это объединение. Из стран — членов СНГ кроме Беларуси участниками Движения стали Туркменистан и Узбекистан.

В сентябре 2006 г. в Гаване состоялся XIV Саммит стран — членов Движения неприсоединения, в котором принял участие белорусский Президент. В своем выступлении А. Лукашенко подчеркнул необходимость формирования мощной экономической составляющей Движения. В этих целях белорусский лидер предложил создать в собственной новостной сети Движения Единый банк экономической информации как информационную площадку для проектов сотрудничества и интерактивную базу данных об интересах и проблемах государств-членов [2].

Однако потенциал сотрудничества Беларуси в рамках Движения пока реализован не в полной мере. Движение неприсоединения является в большей степени площадкой для обсуждения наиболее общих мировых проблем, нежели инструментом для решения конкретных задач на многосторонней основе.

Несмотря на ожидания, достаточно скромными оказались и результаты двустороннего сотрудничества Беларуси с целым рядом государств «дальнего» зарубежья. Схожесть позиций в политической плоскости, наличие свободных ниш во взаимной торговле не всегда перевешивали негативное влияние таких факторов, как территориальная удаленность стран, культурно-языковые различия, отсутствие широкой информации и опыта общения со страной-партнером и др.

Практическая деятельность в очередной раз подтвердила, что самыми важными партнерами могут быть прежде всего страны-соседи. Роль сравнимого с Россией экономического партнера Беларуси все более уверенно стал играть Европейский союз. Это произошло вопреки «холодным» политическим отношениям между двумя субъектами.

Россия, с одной стороны, и ЕС — с другой, были и остаются для Беларуси основными и почти равнозначными центрами политического, экономического и культурного притяжения.

Как Россия, так и ЕС пытаются предложить Беларуси свой сценарий, имеющий целью «перетянуть» восточноевропейское государство на «свою сторону». «Перетягивание каната» становится более интенсивным в периоды обострения отношений между Россией и Западом.

Российский сценарий. Оценки экспертов свидетельствуют, что план Кремля в отношении Беларуси в долгосрочной перспективе — это удержание последней в зоне своего влияния, вплоть до фактического включения восточного соседа в состав Российской Федерации. Понятно, что подходы российской политической элиты к формам и темпам этого процесса варьируются. Для обоснования интеграционного проекта в России используются такие утверждения, как, например, «мы один народ», «у нас общие корни и общая история», и др.

Россия готова платить и платит за стратегическое партнерство открытым для белорусской продукции рынком и относительно дешевыми энергоресурсами.

Одним из инструментов ускорения центростремительных процессов в двусторонних отношениях является строительство Союзного государства («двойка»). В силу некоторой своей абстрактности эта интеграционная модель все в меньшей степени вызывает энтузиазм у политиков и экспертов. В СМИ обеих государств все чаще говорят о кризисе упомянутой структуры.

Наиболее проблемным вопросом «двойки» является введение единой валюты. На этом настаивает российская сторона. Однако пока белорусскому руководству удается удерживать эту проблему «за скобками» переговоров на высшем уровне.

В качестве других институтов, способствующих сближению Беларуси и России, является ОДКБ (военно-политическое сотрудничество), а также Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана (планируется, что с середины 2011 г. он будет работать уже в полном объеме).

Являясь членами ОДКБ, Беларусь и Россия активно взаимодействуют в военной и военно-технической сферах. На территории Беларуси находятся российские военные объекты (хотя ядерное оружие было выведено в Россию еще в 1996 г.). Российская сторона оснащает белорусские вооруженные силы новейшей техникой и подключает белорусские предприятия к реализации своих оборонных программ. Особенно активным является взаимодействие двух стран в организации единой системы противовоздушной обороны.

В поддержку пророссийского выбора выступают, как и в прежние десятилетия, завязанный на торговлю с Россией директорский корпус, объединяющий руководителей промышленных и сельскохозяйственных предприятий. На стороне «капитанов» белорусского бизнеса — многотысячные трудовые коллективы промышленных гигантов, имевшие до кризиса устойчивое финансовое положение. Торговля с Россией, которая была, есть и будет главным рынком для белорусской промышленной и сельскохозяйственной продукции, в 2008 г. составила около 34 млрд долларов США.

В награду за «лояльность» Беларусь до сих пор получает углеводороды по более низким ценам, чем Украина. Известно, что главным источником белорусского бюджета на протяжении последних лет является экспорт нефтепродуктов, произведенных в Новополоцке и Мозыре из российской нефти.

К сторонникам сближения с Россией можно отнести также представителей силовых структур, имеющих длительный опыт сотрудничества с россиянами.

Сценарий ЕС. Определенным противовесом российской политики по отношению к Беларуси является активная деятельность в регионе структур ЕС. Развитие политической обстановки в Восточной Европе в последнее время все более отчетливо демонстрирует, что политика ЕС, Запада в целом по отношению к Беларуси во многом зависит от развития белорусско-российских отношений. Другие факторы, такие, например, как «ценностный подход» (права человека, демократические реформы и т.д.), отходят на второй план, уступая место геополитическим соображениям.

Сценарий ЕС по отношению к Беларуси менее амбициозен по сравнению с российским. Главным инструментом этой политики в последнее время стала Программа «Восточное партнерство». 7 мая 2009 г. в Праге прошел ее учредительный саммит. Эта инициатива Польши, которая вместе со Швецией внесла предложение сформировать новые рамочные условия сотрудничества стран — членов ЕС с Украиной, Молдовой, Грузией, Арменией и Азербайджаном, на наш взгляд, была задумана, в том числе и для того, чтобы отреагировать на обозначившееся торможение белорусско-российских отношений, сохранить «лицо» при возобновлении контактов с белорусским руководством в условиях признания политических реалий в Беларуси.

Немаловажным стимулом для коррекции белорусской политики ЕС стало стремление ликвидировать перекос между политическими и экономическими отношениями. В условиях ограниченных контактов в политической сфере торговое сотрудничество Беларуси со странами ЕС развивалось достаточно динамично. Необходимо подчеркнуть, что динамика была достигнута даже в тех условиях, когда ЕС защищался от белорусской продукции более высокими стандартами, квотами (на поставки калийных удобрений, текстиля, химических волокон и жгута), а также лишением преференций. Например, ЕС квотирует поставку на свой рынок 34 позиций белорусского текстиля, хотя страны — члены ЕС поставляют на белорусский рынок текстильной продукции на 40 млн долларов США больше, чем импортируют из Беларуси.

В общем объеме внешней торговли Беларуси за 2008 г. удельный вес европейских государств составил 33,3%, в экспорте — 45,2%; в торговле со странами вне СНГ — соответственно 75,6 и 80,4%. Товарооборот между Беларусью и государствами европейского региона в 2008 г. по сравнению с 2007 г. вырос на 37,9% и составил 24,12 млрд долларов. Важно, что баланс в торговле с ЕС является для Беларуси положительным [3].

Оптимизм приведенной выше статистики в некоторой степени снижает оценка структуры белорусского экспорта в ЕС. Так, пять традиционно первых товарных групп белорусского экспорта (продукты нефтепереработки, природный газ, калийные удобрения, казеин, сырая древесина) составляют более 70%.

Следует признать, что на данный момент нет четких представлений о масштабе программы «Восточное партнерство», ее возможных этапах и результатах. Поэтому каждый из участников новой инициативы ЕС связывает с ней свои собственные, часто противоречащие друг другу ожидания.

Известно, что «Восточным партнерством» предусматривается выделение 6 странам-участницам 600 млн евро до 2013 г. Эти средства будут направлены на укрепление государственных институтов, контроля границ и оказание помощи малым компаниям.

В рамках программы ЕС планируется проведение переговоров об отмене виз, введении зон свободной торговли и заключении стратегических соглашений.

Вместе с тем, по мнению белорусского исследователя Александра Тихомирова, «Восточное партнерство» лишь «приподнимает шлагбаум», который на протяжении длительного времени препятствовал развитию отношений между Беларусью и ЕС, но не устраняет его [4].

В копилку нового этапа отношений Беларуси и ЕС можно пока отнести лишь небольшие достижения. Так в 2009 г. ЕС удвоил помощь Беларуси с 5 до 10 млн евро. И, по заверениям европейского комиссара Бениты Ферреро-Вальднер то же самое ожидается и в 2010 г. Было объявлено, что приоритетное финансирование получат проекты по повышению качества белорусского питания (в дальнейшем это может способствовать увеличению экспорта продуктов в Евросоюз).

Существуют шансы, что ЕС упростит процедуру посещения стран-членов белорусскими гражданами. Однако вряд ли даже в среднесрочной перспективе белорусы дождутся безвизового режима. Определенные надежды в этом направлении связываются с облегчением процедуры пересечения границы жителями районов, прилегающих к странам ЕС. Готов к подписанию договор с Литвой. На завершающей стадии подготовки аналогичный договор с Польшей.

Можно ожидать углубления взаимодействия пограничных, таможенных и правоохранительных структур Беларуси и стран Евросоюза. Что касается перспектив на снятие ограничений экспорта белорусской продукции в страны Евросоюза, то это может стать реальностью лишь со вступлением Беларуси в ВТО.

В ответ ЕС ждет от Беларуси проведения внутренних реформ, определенных внешнеполитических действий (например, отказ от признания независимости Южной Осетии и Абхазии и др.).

Одной из обсуждаемых тем в отношениях Беларуси и ЕС является судьба заключенного в 1995 г. Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Этот документ не был ратифицирован всеми странами — членами ЕС и не вступил в силу. Было подписано Временное соглашение, которое также не вступило в действие.

По мнению белорусской стороны, выраженному заместителем министра иностранных дел Беларуси В. Воронецким, было бы разумно, если бы процесс ратификации соглашения был возобновлен. До окончания этого процесса, считает руководитель министерства, можно было бы ввести в действие временное соглашение о партнерстве и сотрудничестве [5].

Общая оценка политики ЕС в Восточной Европе показывает, что Беларусь, как и другие страны региона (Украина, Молдова), не получила четкой информации по поводу перспективы вступления в ЕС. В ЕС отсутствует единое мнение по вопросу его дальнейшего расширения на восток. Представители «старой» Европы по-прежнему считают, что разделительная линия между объединенной Европой и зоной влияния России проходит по западной границе Беларуси и Украины. Заместитель руководителя Европейской Комиссии Гюнтер Ферхойген в интервью газете «Die Welt» (февраль 2006 г.) озвучил невысказанные мысли многих западных политиков: «Через 20 лет ЕС будет включать все европейские страны, кроме государств бывшего СССР» [6]. Это высказывание актуально и сегодня.

Белорусский сценарий. Как уже отмечалось выше, в треугольнике «Беларусь-Россия-ЕС» свой сценарий развития отношений есть и у Беларуси.

История играет на пользу укрепления независимости страны. Формируется национальная элита, укрепляются идеология, традиции белорусской государственности. Входит в самостоятельную жизнь молодое поколение, которое не ностальгирует об ушедшей в историю эпохе. В белорусском обществе укрепляется представление о высокой ценности независимости. Это во всех отношениях положительный факт.

В то же время анализ проблемы свидетельствует о том, что в силу различных факторов белорусское общество не может и не хочет делать выбор: Россия или объединенная Европа.

Данное обстоятельство осознается белорусским руководством. Беларусь геополитически предопределена к внешней политике, целью которой являются хорошие отношения как с Западом, так и с Востоком. Об этом заявил министр иностранных дел Беларуси Сергей Мартынов, отвечая на вопрос информагентства «Agence Europe» 31 июля 2009 г.: «Для страны, расположенной между двумя крупными мировыми силами, другого выбора нет... Мы не строим дружбу за счет других. И в плане развития отношений с ЕС для нас принципиально, что мы не собираемся выбирать между дружбой с Россией и дружбой с Евросоюзом» [7].

Стремление Беларуси активно сотрудничать как на восточном, так и на западном направлении выразилось в активном использования термина «многовекторность» для обозначения задач внешней политики. Так, на официальном сайте МИД Республики Беларусь в разделе «Цели и задачи Республики Беларусь на международной арене» декларируется: «Менталитет белорусского народа, который всегда был настроен на поиск друзей и партнеров, специфика современной фазы развития международных отношений, прагматичный экономический расчет обусловили избранный Республикой Беларусь магистральный курс на многовекторность внешней политики, органически сочетающей конструктивную работу на всех направлениях» [8].

Вместе с тем, реализация на практике многовекторной внешней политики, попытка найти так называемую «золотую середину» требуют от белорусской дипломатии предельной точности, продуманных заявлений и действий, не оставляя права на ошибку.

В последнее время белорусское руководство стало шире использовать понятие «мост» для обозначения геополитического положения страны. Выступая на пресс-конференции для СМИ регионов России (8 сентября 2008 г.), Президент Республики Беларусь высказал следующий подход: «Мы — мост между Востоком и Западом. Никуда от этого не денешься. Это геополитическое положение. Это наше достояние. Как у вас нефть и газ, так у нас геополитика — наше положение стратегическое» [9].

Как и в начале независимого пути, в Беларуси сохраняется двойственность в общественных ожиданиях по отношению к интеграционным перспективам (некоторые эксперты обозначают эту двойственность как серьезный раскол). Об этом свидетельствуют результаты социологических исследований [10].

Так, в ответ на вопрос: «Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Евросоюз, что бы Вы выбрали?» были получены следующие результаты, %:


Вариант
ответа

09.03

06.04

12.05

06.06

12.07

03.08

09.08

12.08

03.09

06.09

Объединение с Россией

47,6

47,7

51,6

56,5

47,5

45,3

54,0

46,0

42,4

42,1

Вступление в Европейский союз

36,1

37,6

24,8

29,3

33,3

33,4

26,2

30,1

35,1

41,4

Таким образом, анализ перечисленных сценариев позволяет сделать следующие выводы:

1.   Утверждение принципа многовекторности во внешней политике Беларуси стало логическим результатом укрепления ее государственного суверенитета. На современном этапе этот принцип все в большей степени реализуется на практике.

2.   Сбалансированности внешней политики Минска способствовали как Россия, так и ЕС. Именно в условиях соперничества этих двух глобальных акторов реализуется многовекторность белорусской внешней политики. Беларусь, как и в прежние эпохи, находится между двумя интеграционными перспективами.

3.   Следует отметить, что Беларусь не является пассивным объектом соперничества двух политико-экономических центров, она в известной степени может вносить свои коррективы в рождающиеся в Восточной Европе геополитические сценарии.

4.   Усиление внимания к белорусской проблематике в рамках ЕС стимулируется новыми государствами Евросоюза (Польша, Литва, Латвия), в силу разного рода причин являющимися наиболее активными оппонентами России в регионе.

Виктор Шадурский, доктор исторических наук, профессор