Nov 20,2011 Темы: БеларусьРоcсия

 В Минске на базе факультета международных отношений БГУ в начале ноября прошел круглый стол «Новые реалии на пространстве СНГ». Соорганизатором мероприятия выступил «Центр изучения внешней политики и безопасности». Поводом для встречи стала   публикация В. Путина в газете «Известия» о новом интеграционном проекте в Евразии. Как оценивать интеграционные устремления России? Какая роль уготована в них Беларуси? С докладом на эту тему выступил эксперт «Центр изучения внешней политики и безопасности» в области белорусско-российских отношений Александр Тихомиров.

Россия готова к дальнейшей интеграции с постсоветскими государствами, но такой, где она будет доминировать, определять параметры и темпы развития интеграционных процессов. В отличие от Б. Ельцина, который также был сторонником интеграции на постсоветском пространстве, но выражал принципиальную готовность выстраивать сотрудничество с бывшими советскими республиками на равноправной основе и был готов предоставлять им экономические преференции для удержания в сфере российского влияния, В. Путин в предшествующие годы продемонстрировал готовность использовать в отношении постсоветских государств жесткие методы, включая введение экономических санкций и использование военной силы. Вместе с тем российское руководство не намерено отгораживаться железным занавесом от остального мира. В. Путин в статье, опубликованной в газете «Известия», подчеркивает, что интеграция России, Беларуси и Казахстана не направлена против других объединений и не исключает возможности присоединения к интеграционному объединению новых государств. Таким образом, Россия не будет предоставлять значительных экономических преференций постсоветским государствам, принимающим участие в интеграционных процессах.

Российские официальные лица подчеркивают, что Россия намерена сохранять свой государственный суверенитет и не стремится делегировать свои суверенные права надгосударственным структурам. Россия не сможет согласиться на условия, которые ей кто-либо бы диктовал напрямую либо через какие-то объединения. При этом отчетливо заметно, что Россия не отказывается от намерения вступить в ВТО самостоятельно – она уже на финише переговоров. Хотя когда создавался Таможенный союз, говорилось о возможности вступления в ВТО всех трех государств единым блоком. Сейчас такого в позиции России не просматривается. Есть основания утверждать, что сегодня постсоветская интеграция для России не является абсолютной ценностью.

При развитии интеграционных процессов со стороны России очевиден примат политических соображений над экономическими. Более значимыми торговыми партнерами для нее в настоящее время являются страны ЕС и АТЭС, в то время как значимость торговли со странами СНГ снижается. Российские политики и эксперты активно оперируют терминами «исторические территории России», «зона повышенной ответственности», «зона особых интересов», «ближнее зарубежье». Таким образом, поддержка интеграции дает россиянам ощущение спокойствия, вселяет в них уверенность, что они что-то контролируют и на что-то могут влиять.

Нельзя сказать, что у России просматривается большая заинтересованность в Беларуси, гораздо больше россияне говорят про Казахстан, выражают надежды на возможность присоединения Украины. То ли Россия воспринимает интеграцию Беларуси как данность, то ли считает, что Беларуси деваться некуда и с ней можно не вести политическую игру. Четкого ответа из Москвы на предложения Лукашенко выстраивать отношения на основе абсолютного равенства не прозвучало. Поэтому в настоящее время позиция Беларуси по отношению к постсоветским объединениям с участием России стала слабее, чем была в прежние годы. Мы можем вспомнить попытки белорусского руководства навязать российской стороне свои правила игры – отказ от ратификации документов по Таможенному союзу в 2009 году, реализация проекта по поставкам венесуэльской нефти в 2010 году. Однако с конца 2010 года пространство для маневра Беларуси резко сузилось.

Разумеется, интеграцию с Россией нельзя воспринимать как абсолютное зло и проигрыш для Беларуси. Мы получили определенные преференции со стороны России. В 2010 году на Россию приходилось 46% внешней торговли Беларуси, за 11 месяцев 2011 года – 45%. Мы продолжаем в значительной мере работать на Россию, поставлять туда сложнотехническую продукцию, и потреблять российские углеводороды. Россия, утратила положение монопольного поставщика нефти, как это было до 2010 года, но сохраняет лидирующие позиции в качестве поставщика нефти и природного газа в Беларусь. Утрата российского рынка и российских углеводородов может привести белорусскую экономику к коллапсу. Позиции Беларуси в качестве транзитера российского газа в Европу ослабил российско-германский проект Nord Stream. По отношению к интеграционным объединениям в СНГ Беларусь не смогла заручиться полной поддержкой Казахстана. Напряженные отношения сохраняются у нее и с Украиной. В сложившихся условиях Беларусь вынуждена принимать правила игры, предлагаемые российской стороной.

Статья В. Путина может рассматриваться скорее как пиар-ход в предстоящей в России президентской кампании. Идея интеграции популярна в России, российское население разделяет мнение о необходимости активизации политики на постсоветском пространстве, достижения регионального лидерства. Однако далеко заходить в этом отношении российское руководство не желает. В статье отсутствует определенность в отношении структуры объединения, механизма координации деятельности государств. В. Путин уклонился от дискуссии по организации Евразийского союза, предложенной А. Лукашенко и Н. Назарбаевым.

Россия воспринимает себя как центр силы и стремится общаться на равных с теми, кого она также рассматривает в качестве центров силы: с США, Германией, Францией, Китаем, Индией. С Беларусью стремления говорить на равных со стороны руководителей Российской Федерации и российских политиков в целом пока не наблюдается. Многие представители российской научной элиты вообще отрицают право белорусского народа на государственность, проводя прямые параллели между Беларусью и российскими регионами (к примеру, Калининградской областью). Такое же отношение проявляется ко многим государствам Центральной и Восточной Европы и СНГ. Не менее рьяно россияне отрицают право на наличие государственности и украинцев. С Польшей они начали считаться только после того, как она возглавила ЕС. Даже в российских научных изданиях приоритетное внимание уделяется «крупным» государствам (США, Китаю, Бразилии, Индии, Германии, Франции), в то время как аналитические статьи по «малым» странам (Словакии, Словении, Эстонии, Беларуси и т.п.) там найти гораздо сложнее.

После доклада А. Тихомирова в рамках круглого стола прошла дискуссия.

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

 

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол

Интеграция Беларуси и России. Круглый стол