Aug 26,2008 Темы: БеларусьРоcсия

Последовавшая за «югоосетинским кризисом» конфронтация между Россией и Западом грозит рикошетом ударить по Беларуси. Новая «холодная война» и неизбежное в этом случае укрепление позиций российских силовиков может привести к инкорпорации нашей страны в состав России. Дело в том, что ощущение слабости позиций Запада на постсоветском пространстве может усилить у российских политиков и военных желание добиться консолидации этого пространства посредством реализации нового имперского проекта.

Обострение на Южном Кавказе застало врасплох государства ЕС и США. Явной неожиданностью для европейских и американских политиков стали как грузинская военно-полицейская операция, так и ответные действия России.

Не приходится сомневаться в том, что симпатии западных стран находились и находятся на стороне руководства Грузии. Правда, теперь все чаще в публикациях (прежде всего европейских, хотя определенный тренд уже просматривается и в статьях американских авторов) можно встретить инвективы и в адрес Михаила Саакашвили, которого обвиняют в авантюризме и наивности.

По ряду причин наибольшее сочувствие действия Грузии вызывают в США. Европейцы же не проявляли стремления активно вовлекаться во внутренние дела Грузии и ее отношения с соседними государствами.

13 августа главы МИДов 27 государств ЕС обсудили ситуацию на Южном Кавказе, но, как это неоднократно бывало за последние годы в истории Евросоюза, так и не смогли выработать единую позицию по вопросу отношения к конфликту. Однозначно в поддержку Грузии высказались лишь Эстония, Латвия, Литва и Польша, призвавшие использовать в отношении России как "страны-агрессора" самые жесткие меры.

Близкой оказалась позиция Швеции и Дании. Однако значительная часть стран ЕС сочли подобные предложения чрезмерными, отдав предпочтение урегулированию конфликта дипломатическим путем. Активнее всего против ухудшения отношений с Россией выступили Испания, Италия и Словакия. В рядах "колеблющихся" оказались Германия, Франция и Великобритания. Руководители указанных государств подчеркивали свою приверженность принципу сохранения территориальной целостности Грузии и осуждали Россию за чрезмерное применение военной силы, но одновременно предложили решать проблему дипломатическими средствами.

Европейцы сыграли активную роль в налаживании диалога между Москвой и Тбилиси. Столицы конфликтующих государств посетили главы МИДов Франции (на правах страны, председательствующей в ЕС) и Финляндии (на правах страны, председательствующей в ОБСЕ). Свои услуги в деле урегулирования конфликта предложил президент Франции Николя Саркози. Благодаря его посредничеству удалось выработать шесть принципов урегулирования конфликта (которые, впрочем, достаточно быстро начали нарушаться обеими конфликтующими сторонами).

Как и в странах СНГ, в ряде западноевропейских стран обозначились различия в подходах к вопросу обострения российско-грузинских отношений. Например, в Германии действия России достаточно жестко осудили представители блока ХДС/ХСС и либералы из Свободной демократической партии, в то время как входящие в состав правящей коалиции социал-демократы, считая изоляцию России нецелесообразной, высказались за продолжение германо-российского диалога.

В Чехии склонность к пониманию действий России на Южном Кавказе проявил президент страны Вацлав Клаус, хотя правоцентристское правительство Мирека Тополанека заняло в большей мере прогрузинскую и проамериканскую позицию.

Даже в Польше, большая часть населения которой симпатизировала Грузии, возникли противоречия между представителями различных политических сил. В частности, президент Лех Качиньский выразил недвусмысленную поддержку действиям Михаила Саакашвили и в ходе визита в Тбилиси 12 августа даже выказал готовность сражаться за Грузию, однако польский министр иностранных дел Радослав Сикорский не только не поддержал главу государства, но и охарактеризовал его действия как импровизированное "шоу". Польская "левица" возложила ответственность за обострение обстановки на Южном Кавказе на Грузию и ее президента.

Разногласия между отдельными европейскими государствами не позволили задействовать механизмы НАТО для решения конфликта. 19 августа Совет НАТО на экстренном заседании принял заявление, в котором отмечалось, что "Россия нарушила международное право и должна осознавать последствия этого шага". Руководство альянса объявило о замораживании отношений с Россией до момента полного вывода российских войск из Грузии и о создании специальной комиссии Грузия — НАТО. К берегам Грузии отправилось несколько военных кораблей стран НАТО. Однако дальше этого дело не пошло.

В принципе это закономерно, поскольку страны Запада не обладают реальными рычагами воздействия на Россию. Наиболее ощутимые способы воздействия, такие как вооруженная интервенция или широкомасштабные санкции, исключены, поскольку их издержки были бы слишком высоки. Немаловажным является то, что свободу рук в отношении России для стран Запада связывает их участие в военных конфликтах в Ираке и Афганистане. В определенной мере реализации жестких действий против России препятствует ее статус постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето.

Наиболее реальными способами воздействия со стороны Запада на Россию в сложившихся условиях могут стать свертывание политического диалога, приостановка формирования правовой базы сотрудничества, ограниченные экономические санкции, затруднение продвижения в международные структуры (ВТО, ОЭСР) и исключение из некоторых формальных и неформальных объединений (Совет Европы, "большая восьмерка"). Но эти меры вряд ли возымеют успех, поскольку российское руководство откровенно выражает готовность пожертвовать элементами престижа на международной арене ради укрепления геополитических позиций на Кавказе и в целом на постсоветском пространстве, рассматривая его в качестве "исторической сферы влияния".

Активному вмешательству стран ЕС и США в конфликт препятствует то, что постсоветское пространство в течение длительного времени находилось на периферии их интересов. По большому счету эта позиция не претерпела изменений и в нынешних условиях. Конфликт на Южном Кавказе показал, что страны Запада, в отличие от России, не готовы отстаивать свои интересы на пространстве СНГ любой ценой. В этой связи весьма туманными выглядят перспективы вступления в НАТО Грузии и Украины. Возможно, эти страны все же получат в нынешнем году планы достижения членства в НАТО, но на подключение к деятельности альянса в качестве полноправных членов им потребуются долгие годы.

Безусловно, конфликт, реально осложнивший отношения между Россией и странами Запада, оказывает воздействие и на судьбу Беларуси.

Как представляется, руководство Республики Беларусь получает тактический выигрыш по ряду причин. Во-первых, обострение обстановки на Южном Кавказе отвлекает страны Запада от ситуации в Беларуси. Во-вторых, Россия, находясь в состоянии конфронтации со странами ЕС и США, нуждается в поддержке со стороны белорусского руководства (пусть даже эта поддержка будет символичной). Поэтому Москва традиционно закроет глаза на нарушение демократических стандартов в ходе выборов в белорусский парламент и, возможно, пойдет на некоторые уступки в вопросах экономики.

Безоговорочная поддержка белорусским президентом действий России на Южном Кавказе, выраженная на его встрече с Дмитрием Медведевым в Сочи 19 августа, достигнутая там же принципиальная договоренность о создании единой системы ПВО и демонстративная встреча Александра Лукашенко с руководителями Южной Осетии и Абхазии отчетливо продемонстрировали, что руководство Республики Беларусь намерено сохранять статус "единственного и незаменимого союзника России". Хотя справедливости ради нужно заметить, что все эти действия последовали лишь после окрика российского посла в Минске.

В случае гипотетического столкновения между Россией и Западом Беларусь оказывается на стороне России. В целом это объяснимо. Россия остается единственной страной, безоговорочно признающей белорусские внутриполитические реалии и выражающей готовность осуществлять подпитку белорусской экономики. В то же время экономические и политические интересы Беларуси в странах Южного Кавказа, в том числе в Грузии, минимальны.

Однако сохранение конфронтации между Россией и странами Запада в более отдаленной перспективе может ухудшить социально-экономическое положение Беларуси из-за сокращения доходов российского бюджета. Кроме того, укрепление позиций российских силовиков способно породить у них стремление к реализации проектов по консолидации постсоветского пространства под российской эгидой. И первым шагом на пути такой консолидации неизбежно станет инкорпорация Беларуси.

Источник