Aug 15,2014 Темы: НАТО

А.А. Челядинский, Белорусский государственный университет, профессор

В своем выступлении на семинаре «Международная безопасность и НАТО в меняющемся мире» 13 декабря 2012 г. представитель Департамента общественной дипломатии НАТО П.Луняк в качестве примера образцовой политики альянса привел успешную защиту блоком независимости Косово. На наш взгляд, данный пример говорит об обратном, поскольку был открыт т.н. «ящик Пандоры», из которого посыплются в ближайшей перспективе угрозы не только европейской, но и международной безопасности. Нам уже приходилось писать о том, что большинство локальных вооруженных конфликтов в 90-е гг. ХХ – начале ХХI вв. приобрели форму межнациональных войн с использованием этнических чисток при одновременной пропаганде национальной и конфессиональной исключительности [1].

Развитие ситуации в различных районах мира подтверждает такой вывод. Более того, возникла новая тенденция, грозящая опрокинуть сложившийся миропорядок – этнический сепаратизм, на который долго не обращали внимание, прежде всего потому, что игнорировались со стороны НАТО его исторические предпосылки. В качестве примеров стран, в которых существовали и существуют этнические и сепаратистские тенденции, осложненные абсолютизацией двух принципов Устава ООН “территориальной целостности государств” и “права народов на самоопределение”,  можно привести такие квазигосударства, как Турецкую Республику Кипр, Косово, Абхазию и Южную Осетию, Нагорный Карабах, Приднестровье, Валонию, Страну Басков, Каталонию, Шотландию и т.д.

Сегодня уже можно согласится с российским исследователем Г.И.Мирским, который выделил три вида этноконфликтов. Во-первых, конфликты, связанные с долгими антагонизмами этнических групп (армяне –азербайджане, сербы – хорваты – босняки, курды – турки, евреи – палестинцы, курды – арабы. Присутствует “наследие крови”, которое всегда может привести к насилию. Во-вторых, длительная взаимная отчужденность, которая, однако, могла или может не доходить до насилия (грузины – абхазы и осетины, франко-канадцы – англо-канадцы, валоны – фламандцы, кашмирцы – пакистанцы – индийцы и т. д.). В-третьих, конфликты между этническими группами, отношения между которыми были вполне нормальными раньше (узбеки – киргизы, русские –латыши, русские – эстонцы, украинцы – татары – русские и т.д.) [2].

В современной Европе наиболее острой проблемой является возможность цивилизованного развода одного из членов НАТО — Бельгии, где сосуществуют три сообщества (валлоны, фламандцы, немцы) и три региона (Фландрия — север, Валлония — юг и Брюссель, который является тоже яблоком раздора). Валлоны считают себя более культурными, развитыми, а фламандцы – процветающими и богатыми. За последние 10 лет предпринимались попытки превратить страну в конфедерацию при сохранении общей денежной единицы и оборонной политики. Сегодня обсуждаются разные варианты развода, при этом франкофоны все чаще выступают за статус-кво [3].

Но главным перекрестным полем геополитики остается Африка — и не только тропическая или южная, но и северная, где после свержения режима М.Каддафи Ливия фактически распалась на три части. Уникальная ситуация в Западной Сахаре, поскольку речь идет не об этническом конфликте (там и там – арабы), а о государственном. Казус Сахарской Арабской Демократической Республики и в том, что ее признание необычно в практике международного права. Ее признали де-юре 47 стран. Де-факто 26 государств, в том числе Россия и Великобритания. 17 стран выступают за автономию в составе Марокко, включая США. Против независимости САДР — 22 государства. САДР входит в Африканский Союз, но не принята в Лигу арабских государств. ООН считает Западную Сахару «недеколонизованной территорией» [4].

Подводя итог, отметим, что сегодня ни одна международная или региональная организация, включая НАТО, не может дать ответа на вопрос: как практически сочетать самоопределение народов, сохранив при этом целостность государства. Возникает, особенно в Азии и Африке много описанных ситуаций и силой эту проблему можно только загнать вглубь, но не решить.

Литература