May 27,2010 Темы: Турция

При обзоре различных материалов по внешней политике и внешнеэко­номической деятельности Турции в СНГ за период с 1991 по 2009 гг. можно выделить три сферы, которые получили наибольшее развитие и резонанс: торговля, энергетика и сотрудничество в рамках тюркского языкового про­странства. Распад СССР и коллапс советской экономики открыли двери для освоения гигантского рынка бывших советских республик. Турция, как и многие приграничные страны, видела в этом прекрасную возможность продвижения своих экономических интересов. Сегодня можно подвести определенный итог.

Самым крупным торговым партнером Турции в СНГ (2-е место среди внешних торговых партнеров) является Россия, это закономерно, но здесь интересны не только количественные, но и качественные характеристики. Общий объем товарооборота по итогам 2008 г. составил, по данным тамо­женных служб России, 22,5 млрд долл. Экспорт РФ в Турцию составил 18,3 млрд долл. Из них 70 % за счет продажи энергоносителей. Импорт из Тур­ции в Россию — 14 млрд долл. (оборудование, транспорт, текстиль, про­довольственные товары). Отрицательное сальдо компенсируется торговлей челноков — около 3 млрд долл. и туристами из РФ — 2 млрд долл.

Сегодня отмечается растущая взаимозависимость энергетического и торгового характера России и Турции. Для РФ Турция — третий потре­битель газа после Германии и Италии, а Россия обеспечивает 65-70% газо­вых потребностей южного партнера.  

Вторым партнером в СНГ по экономической значимости для Анкары является Украина. Общий товарооборот за 2008 г. составил порядка около 7 млрд долл. Отношения Киева и Анкары отличаются большим балансом в торговле. Украина имеет преимущество в торговле размером в 2 млрд долл., но обмен идет за счет готовой продукции. Энергетика присутству­ет, но не доминирует. Речь идет о возможностях транспортировки нефти и газа из Каспийского региона в обход России. Здесь существует ряд проектов, часть которых реализована, но пока о серьезном противовесе энергетиче­скому превосходству РФ в Европе говорить не приходится. Тем не менее, вопрос о транзите энергоресурсов через Украину беспокоит Москву.

Союз Турции и Украины иногда представляется в российских полити­ческих кругах как угрожающий фактор. Тем более, что часть украинской политической элиты всерьез рассматривает вопрос о вступлении в НАТО. Однако некоторые российские аналитики, считают, что Турция и Украина со временем станут конкурировать на европейском рынке продовольствия. Тем не менее, сегодня речь идет о создании режима свободной торговли между этими двумя странами. И отношения Киева и Анкары кажутся безоб­лачными как в политическом, так и в экономическом плане.

Более скромно выглядят успехи белорусско-турецких торговых от­ношений. По мнению белорусских экспертов, Турция входит в число значимых торгово-экономических партнеров Беларуси. По объему то­варооборота она занимает 15-е место в общем списке стран, с которы­ми белорусское государство осуществляет внешнеторговые операции, и 11-е место среди стран, которые не входят в СНГ. В 2008 году доля Турции в общем объеме внешней торговли Беларуси составила 3,7 %. Согласно статистическим данным, предоставленным посольством Турецкой Республики, в 2008 г. двусторонний товарооборот превысил 266 млн долл. Белорусская статистика приводит еще более значительную цифру — свыше 320 млн долл.  

Южный Кавказ представляет собой особую зону турецких интересов. Недавние сообщения мировых СМИ (октябрь 2009 г.) об установлении ди­пломатических отношений между Турцией и Арменией прозвучали весьма оптимистично. Давние и современные проблемы двусторонних отноше­ний часто обсуждались как прессой, так и экспертным сообществом. Эти вопросы требуют отдельного обсуждения. Здесь же хотелось бы отметить, что открытие армяно-турецких границ будет способствовать региональной торговле и реализации инфраструктурных объектов, среди которых возмож­ны и энергетические. На сегодняшний день можно констатировать, что ту­рецкий импорт занимает 4-е место и составляет 6,1 % (2008 г.)

«Особые» отношения Баку и Анкары носят во многом политический характер. Турция поддерживает Азербайджан в вопросе территориальной целостности, в свою очередь Азербайджан поддерживает Турцию в некото­рых спорных международных вопросах (геноцид армян, кипрский вопрос). Анкара также является важным торговым партнером для Баку. В частности, импорт из Турции составляет 11,3 % — это 2-е место после РФ (18,8 %). Энергетическое сотрудничество двух стран реализуется посредством много­национального проекта транзита нефти по линии Баку-Тбилиси-Джейхан. Кроме того, Азербайджан входит в зону тюркского языкового пространства. Данный фактор играл значительную роль в начале установления диплома­тических отношений. Эпоха «романтизма» сменилась более прагматичным временем, но не стоит недооценивать тот факт, что тюркские государства пытаются консолидироваться. Учитывая все усиливающиеся процессы региона­лизации главы тюркских государств стали больше проявлять инициативы по региональному сотрудничеству. Об этом более подробно будет сказано ниже.

Важнейшим партнером Турции на Южном Кавказе является Грузия. Для Тбилиси как в экспортных (16,9 %), так и в импортных (14,9 %) опера­циях Анкара на 1-м месте. Львиная доля приходится на транзит.

Центральная Азия рассматривается еще с начала 1990-х гг. как реги­он, в котором Турция могла добиться серьезных успехов. Анкара первой признала независимость бывших советских республик и рассчитывала на такие же «особые отношения» как и в случае с Азербайджаном. Для этого было немало оснований. Общность языка и культуры, светский характер ре­жимов, необходимость ориентира для строительства экономики и государ­ства. Турецкая модель казалась вполне приемлемой. Но самым лучшим ко­зырем для Средней Азии и Казахстана стало то, что Турция - стратегический партнер США и член НАТО. Анкара могла выполнять функции посредника в отношениях Запада и Новой Центральной Азии.

Однако некоторые из этих ожиданий оказалась преувеличенными. Это отмечается экспертами как в Центральной Азии, так и в России. Финансо­вая и в целом экономическая помощь требовалась в таких значительных размерах, что Турция не могла ее предложить. Участие турецкого капита­ла в подъеме малого и среднего бизнеса было существенным, но в странах ЦА были крупные индустриальные объекты, которые играли ведущую роль в экономике региона. Они фактически были заморожены. Кроме того, ка­спийские минеральные ресурсы сразу привлекли интерес западных компа­ний. Роль посредника не совсем удавалась. Тем не менее, Турции кое-чего удалось добиться. При содействии Анкары произошло включение тюркских республик в состав региональных экономических и политических объеди­нений: ОБСЕ, Организацию экономического сотрудничества, Черноморское экономическое сотрудничество, Организацию «Исламская конференция». Тур­ция сыграла важную роль в присоединении республик Центральной Азии к программе НАТО «Партнерство ради мира». Анкара также способствовала проникновению в эти государства международных финансовых организа­ций (МВФ, Всемирный банк, Азиатский банк развития). На международ­ном экономическом форуме в Давосе стало традицией проводить встречи лидеров Турции и центральноазиатских государств.

В структуре МИД Турции в 1992 г. было создано Агентство тюркского сотрудничества и развития (TIKA), которое занимается вопросами эконо­мического, культурного и технического сотрудничества, и Центр культуры и искусств. Турция, констатируют эксперты, постепенно отказалась от создания собственной зоны влияния на территории проживания тюркских на­родов, ограничившись в основном образовательными программами в рам­ках деятельности ТИКА, что позволяет говорить о создании гуманитарной сферы влияния Анкары.

Среди последних политических событий следует отметить прошедший 3 октября 2009 года в Нахичевани (Азербайджан) очередной саммит глав государств тюркоязычных стран. В нем приняли участие президент Азер­байджана Ильхам Алиев, президент Турции Абдулла Гюль, президент Ка­захстана Нурсултан Назарбаев, президент Киргизии Курманбек Бакиев и вице-премьер правительства Туркмении Хыдыр Сапарлыев. Саммиту пред­шествовало учреждение Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Турции). В саммите не приняли участия ни президент Узбекистана Ислам Каримов, ни даже его представи­тель. На саммите Нурсултан Назарбаев, отметив, что Гейдар Алиев и Мустафа Кемаль Ататюрк мечтали о единстве тюркоязычных народов, подчеркнул, что Казахстан также выступает за воплощение в жизнь этой идеи. Тюркский саммит в Нахичевани завершился созданием Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркского совета), в 2010 г его возглавит Казахстан.

Если говорить о торговом сотрудничестве, то важным партнером про­должает оставаться Казахстан — экспорт в Турцию составил 4,1% (8-е место). Важное значение для Анкары имеет торговля в Туркмениста­ном — 14% всего импорта (3-е место). Для Таджикистана (единственной нетюркоязычной республики) Тур­ция имеет важное значение в торговле, так как турецкий экспорт в этой стра­не составляет 26,5 % (2-е место).

Турарбекова Р. М., Белорусский государственный университет, факультет международных отношений, доцент.