Aug 15,2014 Темы: Беларусь

В .В. Воронович, Военная академия Республики Беларусь, доцент

Согласно п.9 утвержденной в ноябре 2010 года новой Концепции национальной безопасности белорусского государства одним из ключевых национальных интересов страны в политической сфере названо «совершенствование и укрепление механизмов обеспечения национальной и коллективной безопасности с участием Республики Беларусь на глобальном, региональном и двустороннем уровнях, придание международной безопасности всеобъемлющего и комплексногохарактера» [2], что наглядно демонстрирует понимание отечественной военно-политической элитой повышения значения, наряду с собственно силовой, и экономической составляющей обеспечения стабильности, устойчивого развития.

Одновременно эксперты вполне обоснованно полагают, что в долгосрочной перспективе «процветание национальной экономики будет зависеть  от взаимодействия с мировой экономикой, с одной стороны, и региональной кооперации — с другой» [1, с.87-88], указывая на стремительное превращение направления межрегионального и приграничного сотрудничества в неотъемлемый компонент сбалансированной политики едва ли не любого государства в сфере обеспечения безопасности.

При этом довольно хорошо известно, что отношения Беларуси с государствами, входящими в НАТО, и самим альянсом складываются непросто, будучи отягощены взаимными упреками, подозрительностью, определенной неготовностью преодолеть привычные штампы в мышлении, дабы заново узнавать, понимать и помогать друг другу. Возможно, интенсификации взаимодействия и наполнению наших контактов в сфере укрепления безопасности более внушительным практическим содержанием ощутимо способствовало бы укрепление, в первую очередь, экономических основ подобного сотрудничества (особенно на локальном уровне, где отдачу от совместных проектов почувствует простой человек, в мировоззренческих установках которого парадигма соперничества и противостояния постепенно сменится ориентацией на подлинное партнерство). И бюрократический аппарат упомянутого блока в тандеме с евробюрократией, политические, военные, экономические элиты стран-участниц и собственно белорусского государства, научное сообщество способны внести огромный вклад в сущностное совершенствование и скорейшую трансформацию подобного сотрудничества, поскольку военно-политический сегмент обеспечения стабильности и безопасности не может в современных условиях существовать автономно, изолированно от экономического.

Среди факторов, способствующих участию Республики Беларусь в мультифункциональном и разнонаправленном региональном сотрудничестве по укреплению безопасности (особенно в социально-экономическом и военно-политическом измерениях) назовем:

- специфический транзитный статус, сопряженный с наличием сложившихся транспортных путей и постоянно совершенствующейся профильной и смежной инфраструктуры, важной для топливно-энергетического, торгового, военного, других основополагающих сегментов многостороннего взаимодействия;

- следование стратегии опережающего и, что принципиально важно, комплексного социально-экономического развития в рамках уникальной белорусской модели;

- диверсифицированная и в целом доказавшая свою работоспособность и полезность для постсоветского (шире — евразийского) пространства военная организация государства, которая до сих пор продолжает совершенствоваться с учетом имеющихся на современном этапе и вероятных угроз, вызовов и рисков безопасности;

- схожесть решаемых руководством государства (компетентных структур) и нашими европейскими партнерами проблем в части борьбы с негативным демографическими тенденциями, распространением наркотиков, незаконной миграцией и торговлей оружием, терроризмом и экстремизмом и др., которые прямо и косвенно формируют общую для нас повестку дня в области безопасности.

Это лишь дополнительно подтверждает справедливость высказывания, согласно которому, в частности, региональная безопасность «предполагает если не интеграцию государств, входящих в регион, то, во всяком случае, развитое сотрудничество, основанное на определенной общности интересов в главных сферах их жизнедеятельности» [3, с.15].

Что касается, например, экономического компонента и форматов участия белорусского государства в укреплении региональной и шире — международной безопасности, то здесь нельзя не отметить следующее: в условиях нарастания остроты и масштабов мирового экономического кризиса, в существенной степени отражающегося и на Республике Беларусь, активизация межрегионального и приграничного сотрудничества для страны просто жизненно необходима и неоднократно доказывала свою востребованность и выгодность.

Беларусь уже как минимум дважды и в целом удачно использовала подобную конфигурацию взаимодействия (впервые — после распада СССР для скорейшего выхода из системного социально-экономического кризиса в условиях разрыва прежних хозяйственных связей и утраты привычных рынков сбыта; вторично — после российского дефолта 1998 года), что позволяло в весьма сжатые сроки во многом снизить социальную напряженность внутри страны и успешно разрешать ряд внешнеполитических противоречий и экономических разногласий на международной арене.

Как представляется, межрегиональное и приграничное взаимодействие в контексте участия Беларуси в укреплении непосредственно региональной и в целом международной безопасности призвано выполнять особую роль, поскольку позволяет:

1) в значительно большей степени использовать имеющиеся у республики инфраструктурные и организационные возможности, обеспечив бесперебойный, удобный, разнообразный по формам и направлениям транзит (а также экспорт/реэкспорт) как собственных, так и зарубежных товаров, услуг, энергетических ресурсов, рабочей силы, продукции специального назначения, дополнительно интегрируя страну в мировую экономику и содействуя поддержанию ориентированного на конструктивный диалог климата доверия в международных отношениях;

2) серьезно уменьшить затраты производителей и продавцов соответствующих стран на выпуск, маркетинговое продвижение и непосредственно продажу товара конечному потребителю либо крупным оптово-закупочным предприятиям (в том числе за счет строительства новых и модернизации имеющихся складских терминалов, локальных логистических центров, использующих местное сырье и трудовые ресурсы малых и средних предприятий);

3) дополнительно укрепить дисциплину взаиморасчетов на всех уровнях, равно как предупреждать вероятные и эффективно бороться с допущенными в финансово-экономической и производственной сферах, в секторе услуг правонарушениями (например, посредством установления постоянного контакта заинтересованных структур, органов управления в части профильного контроля, проведения совместных мероприятий и последовательной координации их усилий в данной области, скоординированного совершенствования нормативной правовой базы);

4) в кратчайшие сроки и на долгосрочную перспективу повысить занятость в малых населенных пунктах (в частности, путем целевого создания там небольших производств, стимулирования трансграничного перемещения квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы, ее оптимального применения, а также обеспечения отвечающей современным требованиям гибкости производственного цикла с привязкой к местному сырью и реальному платежеспособному спросу);

5) при условии объединения и постоянной координации усилий местных властей, выступающих в качестве заказчиков, гарантов, соинвесторов, способствовать быстрой и комплексной реализации социально значимых и содействующих устойчивому развитию стран-участниц и конкретных территорий проектов (программ), что будет иметь следствием уменьшение как в межгосударственном, так и в локальном измерениях пока возрастающего в условиях мирового политико-экономического кризиса конфликтообразующего потенциала;

6) укрепить контакты с белорусской диаспорой, особенно с бизнес-элитой и научным, культурным сообществом, придав таковым дополнительную системность и создав предпосылки для интенсификации обмена финансовыми потоками, поступления дополнительных объемов инвестиций в местную экономику белорусских районов.

Тем более, что в условиях нарастающего мирового экономического кризиса и объяснимой в данной ситуации некоторой ограниченности финансово-ресурсной базы государственной и банковской поддержки трудно ожидать сохранения прежних пропорций обеспечения мероприятий развития малых и средних городских поселений на уровне — 36% освоенных инвестиций за счет бюджета, 30% и 24%, соответственно, за счет предприятий и кредитов банков [см. 5, с.373]. А значит жизненно необходимо стимулировать как раз межрегиональное и трансграничное сотрудничество.

В этой связи полагаем уместным упомянуть о том, что многие ученые аргументированно и весьма своевременно указывают на «иллюзорность надежд на экономическое процветание без системы обеспечения региональной безопасности, которая объективно является основным условием минимизации инвестиционных рисков в экономической сфере» [4, с. 86].

Например, в рамках СНГ уже довольно давно были одобрены Концепция межрегионального и приграничного сотрудничества государств — участников Содружества (2004), Концепция о приграничном сотрудничестве и Соглашение о создании Совета по межрегиональному и приграничному сотрудничеству (2008). Однако говорить о комплексном и последовательном взаимодействии соответствующих стран в указанной сфере пока если и приходится, то с большой натяжкой и условностью.

Последнее объясняется не только определенной размытостью, поверхностью механизма реализации упомянутых соглашений, расхождениями внутреннего законодательства предполагаемых партнеров, но и, несомненно, избыточным количеством конфликтов различной интенсивности, масштабов, форм и областей проявления на постсоветском пространстве, а также не всегда оправданной тягой к громким мегапроектам макроэкономического свойства и традиционно широко освещаемым в СМИ акциям в культурной сфере.

Наряду с прочими факторами, мешают укреплению европейской безопасности и искусственно создаваемые некоторыми влиятельными государствами Северо-Атлантического альянса и Евросоюза разделительные линии, сочетающиеся с весьма активным использованием практики нечестной конкуренции, избыточным применением мер нетарифного регулирования.

В частности, экономическое сотрудничество Беларуси с европейскими странами в значительной мере сдерживается под влиянием политического фактора и занятой структурами ЕС довольно жесткой позиции, в соответствии с которой простого развития торгового взаимодействия здесь недостаточно и применительно к постсоветским государствам требуются «регулируемая рынком реструктуризация их национальных экономик» [6, c.310] и приватизация, а промедление с проведением кажущимися Брюсселю разумными и необходимыми реформ означает применения в качестве стимула для изменения позиции санкций. Подобная точка зрения нашла свое отражение даже в содержании вопросов журналистов агентства Рейтер во время интервью Главы белорусского государства в ноябре 2012 г.

Данный подход видится контрпродуктивным и безосновательно игнорирует ряд положительных сигналов со стороны белорусского политического руководства, выраженных не только в публичных заявлениях о готовности к диалогу, конкретных проектах многостороннего сотрудничества, но зафиксированный в п.49 Концепции национальной безопасности четкий постулат, согласно которому «активизация деятельности Республики Беларусь по расширению участия во взаимовыгодных инициативах и проектах в рамках ключевых субрегиональных организаций» [2] провозглашена в качестве одной из самых перспективных  мер по защите от внешних угроз.

Именно поэтому, несмотря ни на что, исключительно значимыми и полезными (в том числе для укрепления региональной безопасности) представляются расширение взаимодействия как на межгосударственном, так и на локальном уровне между приграничными территориальными единицами Беларуси и России, скорейшая интенсификация контактов с польскими, прибалтийскими, украинскими партнерами (и не только по линии мероприятий в рамках проектов так называемых «еврорегионов»).

К тому же столь настойчивая и последовательная позиция вполне совпадает с мнением не только многих отечественных, но и зарубежных экспертов, которые считают — внешнеполитический курс Республики Беларусь и Российской Федерации в отношении столь влиятельных на поле европейской и в целом международной безопасности акторов, как НАТО и ЕС, ныне исходит из весьма рационального, прагматичного постулата: «Если не можешь присоединиться к ним, соревнуйся и учись жить с ними» [7, c. 128]. Безусловно, это немыслимо без налаживания и дальнейшего развития сотрудничества (пусть порой в несколько ограниченных объемах и форматах) с упомянутыми и многими другими партнерами на данном пространстве.

Предлагаемые шаги, помимо перечисленных ранее очевидных прямых и косвенных преимуществ, позволят облегчить решение задачи развития малых и средних городов, должного использования местных ресурсов, борьбы с безработицей у всех занятых в процессе сторон, а также создать надежный «пояс добрососедства» по периметру их границ. Впрочем, не только европейским партнерам, но и белорусской стороне придется предпринять в данном направлении немалые усилия, в том числе рассмотрев вопросы увеличения объема полномочий и финансового обеспечения возможных проектов у местных властей, внесения изменений в нормативную правовую базу, предусматривающих оптимальные механизмы регулирования потоков трудовой силы, налогообложения, государственных гарантий указанных проектов.

Принимая во внимание изложенное, приграничное имежрегиональное сотрудничество совершенно правильно перестает носить в некоторой степени вторичный и спорадический характер, что порой наблюдалось ранее, и становится одним из принципиально значимых компонентов политики Республики Беларусь по участию в укреплении международной безопасности сразу на двух уровнях — национальном и региональном.

Литература

1. Амреев Б. К. Исламский фактор в системе международных отношений. Казахстан и мусульманское сообщество // Актуальные проблемы внешней политики Казахстана: Сб.ст. / Редкол.: К. К. Токаев (гл.ред.) и др. — М.: Русский Раритет, 1998. — С. 80-95.

2. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь: Утверждена Указом Президента Республики Беларусь от 9 ноября 2010 года № 575 [Электронный ресурс]. — Режим доступа:httpHYPERLINK "http://www.pravo.by/webnpa/%20text.asp?RN=P31000575"://HYPERLINK "http://www.pravo.by/webnpa/%20text.asp?RN=P31000575"www.pravo.byHYPERLINK "http://www.pravo.by/webnpa/%20text.asp?RN=P31000575"/HYPERLINK "http://www.pravo.by/webnpa/%20text.asp?RN=P31000575"webnpaHYPERLINK "http://www.pravo.by/webnpa/%20text.asp?RN=P31000575"/ text.asp?RN=P31000575. — Дата доступа: 26.11.2012.

3. Маслов, В. И. Региональная безопасность: история и проблемы новых независимых государств Центральной Азии / В. И. Маслов: Автореф. дис.  канд. полит. наук: 23.00.04 / Кыргызско-Российск. Славян. ун-т. — Бишкек, 2001. — 23 с.

4. Региональная безопасность: геополитические и геоэкономические аспекты (теория и практика): Моногр. / Под общ.ред. А.В. Возженикова. — М.: РАГС, 2006. — 262 с.

5. Трацевская Л. Ф. Развитие малых и средних городов региона как фактор экономического роста // Экономический рост в условиях трансформации: мат-лы Межд. науч. семинара, Витебск, 23 окт. 2008 г. / ВГТУ. — Витебск: ВГТУ, 2008. — С.370 – 373.

6. Luif, P. The European Unioń s Projection of Security and Stability onto Central and Eastern Europe / P. Luif // Security in Central and Eastern Europe / Austrian Institute for International Affairs. — Wien: Braumueller, 2001. —  P.307–322.

7. Rontoyanni, C. The union of Belarus and Russia: The Role of NATO and the EU / C. Rontoyanni // Security dynamics in the former Soviet bloc / ed. by Graeme P.Herd and Jennifer D.P. Moroney. — L.; N.-Y.: Routledge Curzon, 2003. — P.112–12.