Рафал Чахор (Польша), защитивший диссертацию по Беларуси: Белорусское руководство правильно считает, что по отношению к нему применяется политика двойных стандартов со стороны Польши

В Минске в конце июне прошел семинар по проблемам и перспективам белорусско-польских отношений. На мероприятии с докладом выступил кандидат наук из Польши Рафал Чахор, написавший и защитивший  диссертацию по Беларуси в Польше. После мероприятия г-н Рафал ответил на несколько вопросов forsecurity.org.

Вы написали кандидатскую диссертацию по Беларуси «Внешняя политика Республики Беларусь». На базе диссертации была издана монография на польском языке «Внешняя политика Республики Беларусь в 1991–2011 гг.» (Rafał Czachor, Polityka zagraniczna Republiki Białoruś 1991-2011, Polkowice 2011). Это, наверное, самая системная и самая актуальная работа о Беларуси, написанная не белорусом. Когда Вы ее писали, Вы больше опирались на анализ доктрин, посланий президента и т.д. или анализ реальной политики в Беларуси? Насколько серьезно отличаются эти вещи, по-вашему?

Рафал Чахор, кандидат наук:
В работе был использован комплексный подход, т.е. 1) анализ официальных документов, концепций, официальных выступлений Президента, Министра иностранных дел и т.п. 2) анализ практической внешнеполитической деятельности Республики.
Только в сочетании этих двух подходов возможно было дать оценку двух декад существования Беларуси на международной арене как независимого субъекта.
Всегда реализация теоретических основ и правовый решений в международной среде связана с риском и неуверенностью. Никогда нельзя запланировать и до конца предусмотреть активность других субъектов. Что касается многовекторной политики Республики Беларусь, то в последнее десятилетие она реализируется последовательно и весьма успешно.

В своей работе Вы одобряете ключевые шаги белорусского руководства во внешней политике (многовекторность, отказ от ядерного оружия и т.д.). Насколько распространен такой взгляд в Польше среди ученых и насколько сложно с ним жить в Польше? Например, среди журналистов такой взгляд точно не приветствуется, помните Матеуша Пискорского, заместителя директора четвертого канала польского радио, которого уволили после интервью белорусскому телевидению, в котором он сообщил, что на 20 посещенных им избирательных участках не было намека на нарушения избирательного законодательства?

Рафал Чахор, кандидат наук:
Главная проблема состоит в том, что Беларусь среди польских политологов не вызывает интереса. По сравнению с российской либо украинской проблематикой, вопросы, касающиеся политической системы или внешней политики Беларуси, недооцениваются. В качестве любопытной подробности стоит привести цитату из монографии, изданной в Варшаве в 2005 г., «Политические системы, внутренняя и внешняя политика посткоммунистических стран Европы и Азии в 2004-2005 гг.». В этой  книге Беларуси был посвящен один абзац, в котором было написано, что авторитарной Беларуси не стоит уделять внимания. По-моему, с  точки зрения исследователя, такой подход и предвзятое отношение является несерьезным и ненаучным, а с точки зрения гражданина Польши, – это проявление неуважительного отношения к соседней стране и народу. К сожалению, в Польше большинство ученых, ограничиваясь лозунгами о белорусском авторитаризме, не пытаются рассмотреть подробнее специфику функционирования этого государства. В действительности, польский народ о Беларуси почти ничего не знает, и поэтому одна из моих задач, как исследователя, состоит и в том, чтобы, хотя бы в какой-то степени, донести до сознания поляков, что Беларусь – молодая еврпоейская страна со своими трудностями и успехами, достойная внимания и уважения.

В Беларуси есть мнение, что политика Польши в отношении Беларуси, ее дипломатия направлены не на укрепление дипломатических отношений, а на их разрушение (только и слышно, что сейм Польши принял в отношении Беларуси осуждающую резолюцию, Сикорский и Бузек призвали усилить санкции и т.д, при том, что еще в 2010 году тот же Сикорский обещал проводить белорусские интересы в Европе).  Вы согласны с этим мнением? Что может сделать Польша, чтобы отношения между странами улучшились на дипломатическом уровне?

Рафал Чахор, кандидат наук:
В адрес так называемой польской восточной политики в последнем двадцатилетии можно сказать много критических слов: не хватает концепций отношений с нашими восточными соседями, это доказывают не только отношения с Беларусью, но с Украиной и Россией.
Россия и Украина настолько большие страны, что с ними польская дипломатия, несмотря на различные разногласия, вынуждена сотрудничать. В случае Беларуси польская дипломатия может себе позволить продолжать политику обвинений и оскорблений. Несомненно, белорусское руководство правильно считает, что по отношению к нему применяется политика двойных стандартов. Польша, критикуя Беларусь, развивает сотрудничество, например, с Грузией, с Азербайджаном, хотя ситуация по правам человека в этих странах не соответствует европейским требованиям.
Увы, ни одна из политических сил в Польше не заинтересована в улучшении отношений с Беларусью. Это удивительно, что ни левые, ни правые политики, замораживая двусторонние отношения с Минском, не видят, сколько мы теряем в этом.

Спасибо, г-н Чахор!

Доклад Рафала Чахора на ежегодном круглом столе по проблемам белорусско-польских отношений.

Внешняя политика Республики Беларусь: основные итоги двадцатилетия

 

В 2011 году Республика Беларусь отмечала двадцатилетие независимости. В исторической преспективе – это очень короткий период, но для молодого государства – целая эпоха, которую можно разделить на три отдельных периода.

В последних годах существования Советского Союза Беларусь не проявляла эманципационных стремлений, оставаясь «антиперестроечной Вандеей». В данной ситуации дезинтеграция СССР была для Беларуси неожиданностью и серьёзным вызовом. Это отразилось на внешней политике государства. В первых годах после приобретения независимости у белорусских политических элит не было чёткой, долговременной внешнеполитической концепции. Основные документы, определяющие характер внешнеполитической деятельности республики содержали обобщённые декларации приверженности к основным принципам, регулирующим международные отношения, в том числе цоблюдения суверенных прав других государства, мирного решения любых конфликтов. Изъявляя желание интеграции в мировое сообщество, Минск установил дипломатические отношения с многими странами, вступил в ряд международным организаций. Республиканские власти объявили желание превратить Беларусь в нейтральное и безъядерное государство.

Первоначально Беларусь международным сообществом рассматривалась в контексте находящегося на территории республики ядерного оружия. Декларацию вывода из страны стратегического ядерного оружия и образцовое выполнение взятых на себя обязанностей можно считать большим успехом белорусской дипломатии и доказательством ответственности государственных властей. После вывода оружия, интерес к Беларуси у западных стран значительно понизился. Несмотря на то, что Минск намного добросовестнее, чем Украина и Казахстан воплотил в жизнь записи Договора о нероспостранении ядерного оружия, Запад не уделял Беларуси больше внимания, считая её зоной геополитического влияния России. Ради отношений с выходящей из шока после распада СССР Россией, Запад не вмешивался в проблемы стран СНГ. Таким образом белорусская дипломатия не могла добиться индивидуальной пользы от реализации настолько существенных для стран Запада обязательств в области международной безопастности. Первый, завершённый в 1994 году, сложный период создания основ внешней политки Республики Беларусь нужно оценить как успешный. Доказательством этого являются не только установление дипломатических отношений со всеми главными странами мира, но и способствование возникновению в Европе пространства сотрудничествия и доверия.

Важной датой в жизни Беларуси и началом второго периода её внешней политки было избрание Александра ГригорьевичаЛукашенко на пост Президента Республики Беларусь в 1994 году. Декларириванным  приоритетом, своеобразном «ideefixe»правления А.Г. Лукашенко было бозобновление близких связей с Россией, некая реставрация «прежнего союза». Убеждения белорусского лидера были глубоко укоренившимися в общественном сознании и соответствовали желаниям масс. В действительности выбор А.Г. Лукашенко на пост Президиента не принёс значительных изменений во внешней политкие страны – всё также развивалось сотрудничество со странами западной Европы и Россией. Тезис о том, что А.Г. Лукашенко совершил резкую реорентацию внешней политики на восточный вектор не находят оправданий. С момента приобретения независимости, в белорусско-российских отношениях можнобыло отметить две тенденции: дезинтеграционную, связанную с распадом Советского Союза и интеграционную, проявляющаюся в стремлении сохранения прежних связей. Такие шаги предпринимало в 1993-1994 гг. правительство В.Ф. Кебича подписывая Договор о коллективой безопастности и Договор об объединении денежных систем двух государств.

Выбор А.Г. Лукашенко на пост главы государства не был положительно воспринят частью мирового сообшества. Ограничение контактов со странами Запада белорусское руководство компенсировало за счёт интенсивного сотруднишества с Россией. Приоритетный характер белорусско-российских отношений привёл к возникновению правовых институтов интеграционного типа. Это были: Сообщество Беларуси и России, Союз Беларуси и России и Союзное государство, являющееся кульминационной точкой процесса объединения двух государств. В процессе интеграции и создаваемых структурах преобладали политические цели, что в долговременной преспективе привело к фиаско инициативы. Значительная часть принятых документов никогда не была осуществлена. Однако в данной ситуации обе стороны получали определённые выгоды, в частности, бласти Беларуси не теряя суверенитета пользовались российской экономческой поддержкой, покупая по льготным ценам энергоносители.

Стремления Запада к изменению геополитической карты Европы повлекли за собой значительное охлаждение отношений с Беларусью. Западные страны негативно относились к белорусскому руководству и стали применять политику изоляции. Беларусь последовательно декларировала желание возобновления диалога при соблюдении условия взаимоуважения и невмешательства во внутренние дела. Во воторой половине 90-х годов в высказываниях белорусского Президента стали появляться требования уравновешения внешней политики страны, всё чаще звучало понятие многовекторности, под которым понималось более активное и полноценное вовлечение РБ в международную жизнь, поиск других, кроме России, стратегических партнёров. Принятие доктрины многовекторности следует рассматривать как верное решение и можно только сожалеть, что было оно принято так поздно.

Реорентация внешней политики на многовекторность совершилась в 2000 году, под влянием политических событий в России. Белорусско-российские отношения стали терять характер «братского союза», в котором Республика Беларусь играла роль младшего брата и стали приобретать черты нормальных отношений двух близких себе, соседских стран. Новой целью белорусской дипломатии стало нейтрализовать зависимость от России в частности путём активизации отношений с членами Движения неприсоединения, странами Африки и Южной Америки. Многовекторность непосредственно связана с подчёркиванием значения суверенитета Беларуси. В новых политических условиях приоритетом властей стало сохранение независимости страны при одновременным поддерживанию экономических и военных связей с Россией.

После 2000 года целью Минска стал поиск партнёров, способным компенсировать неудачи в отношениях с Россией. Одним из результатов многовекторности стало заключение «стратегических партнёрств» с Китаем и Венесуэлой. В поисках многовекторных решений белорусское руководство верно учло растущее значение азиатских и южноамериканских стран в мировой политике. Беларусь заключила «стратегические партнёрства» со странами, являющимися постоянными членами Совета безопасности ООН, важными экспортёрами энергоносителей. Особенно стоит подчеркнуть не только политический, но и экономический характер партнёрств. Это вписывается в приоритеты внешнеполитической деятельности Беларуси, предусматривающие укрепление экономического потенциала страны, способствование развитию белорусского экспорта. Официально развитие стратегических отношений с Россией остаётся одним из приоритетных направлений внешней политики Беларуси, однако повтаряющиеся трудности в двусторонних контактах требуют с большим вниманием и осторожностью прогнозировать развитие событий.

В 2008-2010 гг. можно было отматить изменения в отношении стран Запада к Беларуси. Хесколько факторов, в том числе непосредственное соседство Республики Беларусь и Европейского Союза, обострение отношений Минск-Москва, российско-грузинский конфликт стали для Запада доказательствами политического значения Восточной Европы. Минск и Брюссель возлагали надежды на принятую Европейским Союзомв мае 2009 года программу сотрудничества с постсоветскими странами«Восточное партнёрство». Успех этой инициативы мог бы способствовать нормализации отношений и тесному сотрудничеству Республики Беларусьи Европейского Союза. В настоящий момент тяжело прогнозировать дальнейшее развитие отношений, хотя несоменно проводимая Европейским Союзомполитика изоляции и ограниченного диалога с Беларусью закончилась полным провалом.

Двадцатилетний период функционирования Республики Беларусь как полноправного субъекта международного сообщества следует оценить весьма положительно. В это непростое, даже для мировых держав, время белорусская дипломатия приняла много судьбоносных решений, проявляла ответственность и способность динамически реагировать на изменения в политической среде.

© 2017 Центр изучения внешней политики и безопасности.