Mar 01,2011

Ситуация на севере Африки и в ближневосточных странах стала попросту непрогнозируемой и трудноуправляемой. Никто сейчас не может сказать, где вспыхнет очередное противостояние, где прокатится волне беспорядков. И главное, что будет делать новая власть, пришедшая на смену десятилетиями стабильной. По большому счёту, тоже неизвестно. На эту тему в эфире телеканала РТР-Беларусь прошла беседа с председателем Центра изучения внешней политики и безопасности, доцентом кафедры международных отношений факультета международных отношений БГУ, кандидатом исторических наук Андреем Русаковичем.

Всё новые страны арабского мира охватывают беспорядки. Причин называют множество. Главная причина, по Вашему мнению, какая?

Андрей Русакович: Прежде всего, среди главных причин надо отметить социально-экономические моменты. Это и безработица, и неравенство в доходах, и сверхприбыли правящей элиты. Плюс к этому традиционное противоречие между светской властью и отдельными исламистскими группировками. Если мы посмотрим на Ливию, там мы увидим даже межплеменные различия, которые в своё время выливались в вооружённые столкновения.
Если мы ведём разговор о Ближнем Востоке, то должны иметь в виду, что многие нынешние границы государств определены «на глаз». Это, в том числе, и наследие колониального прошлого, когда были разделены многие территории по политическому признаку. Эти моменты также сейчас выходят наружу.

Что парадоксально: Ливия — одна из стран, которая экспортирует достаточно много нефти. И в то же время, там 30% безработица.

Андрей Русакович: Как правило, в нефтедобывающих странах структура экономики несколько однобока — другие секторы развиваются очень слабо. Во-вторых, мы уже обращали внимание, что есть традиционный патриархальный уклад многих племён и, в общем, сфера бизнеса не считается адекватной их традициям.

А можно ли говорить о каком-то спонсоре революций?

Андрей Русакович: Запад влияет на ситуацию. Что касается спонсирования в плане материальном — какими-то денежными средствами, организационными механизмами — это сложно определить.

Но посмотрите, оппозиция оказалась хорошо вооружена.

Андрей Русакович: В любой стране есть коррупция, и получить оружие внутри страны не составляет труда, в том числе и ливийским повстанцам. К тому же, есть и нелегальные поставки — этим также пользуются восставшие.

А не считаете ли Вы, что как раз в Ливии выпустили джинна из бутылки. Ведь, по сути, нефтью «питались» многие европейские страны.

Андрей Русакович: Я думаю, что кризис с поставками ливийской нефти, если он будет, Западом и другими странами, которые являются потребителями нефти, будет преодолён. Другие дело — последствия для Ливии: прерывание поставок, прерывание добычи. Не дай Бог, если военные действия коснутся этих нефтедобывающих регионов — это ущерб. Это мы видели на примере Ирака в 2003 году.

Беспорядки в странах Ближнего востока подавляются жёстко. Мы уже говорили о сотнях убитых и раненых. Можете как-то прокомментировать реакцию мирового сообщества.

Андрей Русакович: Конечно, Запад не был готов к такому повороту событий. Поэтому, те меры, которые наблюдаем, ситуативны. Прежде всего, это призыв к странам решать свои внутренние вопросы на основе политического диалога, продвижения реформ и так далее. С другой стороны, и ограничение наблюдающегося потока беженцев — это также западные реалии.

Ближний Восток, конечно, станет другим. Насколько другим? Станет больше ислама, больше радикализма?

Андрей Русакович: Можно прогнозировать, что этот регион будет тревожным в ближайшее время. Смена одного политического режима, приход новой элиты впоследствии могут повлечь за собой такие события. Возможно усиление радикальных сил — они, как правило, на почве революционных событий, беспорядков паразитируют и приходят к власти. Очень важна позиция традиционных элит, прежде всего, армии, во-вторых, национальных буржуа и их политических партий. И, конечно, помощь мирового сообщества, позиция других государств.