Aug 15,2014 Темы: СНГ

Л. М. Гайдукевич, Белорусский государственный университет, заведующий кафедрой, профессор

Современные международные отношения представляют собой во многом поле борьбы наиболее мощных геополитических стран, регионов, политических и военных блоков. Основой геополитических подходов к проблемам внешней политики и безопасности является моделирование страновых и региональных геополитических комбинаций. Наиболее эффективные из этих образований порождают специфические геополитические зоны влияния (в т.ч. вспомогательные и буферные) основных геополитических стран-лидеров.

В этой связи встает задача исследования и возникающих при этом новых трактовок проблем безопасности, которые должны рассматриваться не только с политической, экономической, культурной точек зрения, но и с позиций геополитической, геоэкономической, геокультурной безопасности. Таким образом, мы исследуем  пространственный контекст этих проблем. Более того, существующие и вновь создаваемые объединения и союзы государств, политические и экономические блоки необходимо обеспечить новым, геопространственным анализом, с точки зрения безопасности государств того или иного региона мира.

Содружество Независимых Государств (СНГ) охватывает значительную часть евразийского континента. На сегодняшний день СНГ состоит из 10 членов и одного «ассоциированного члена». С распадом СССР значительная часть территории «хартленда» перешла «по наследству» Содружеству Независимых Государств. Территория СНГ исторически привлекала своими особо богатыми природными ресурсами другие влиятельные государства, прежде всего США и страны Западной Европы, поэтому зона «хартленда» постоянно находилась в состоянии геополитического противостояния основных геополитических игроков (России, США, Великобритании, Китая). Кульминацией такого противостояния стал период «холодной войны».

Рассматривая картину современного геополитического моделирования мира, достаточно сложно целостно обозначить в нем место и роль Содружества Независимых Государств, поскольку речь, чаще всего, идет об отдельных государствах (Российской Федерации, Украине, Казахстане, Беларуси и т. д.) или небольших группах государств, являющихся членами СНГ, а не об организации в целом. Причиной тому является недостаточная практическая эффективность деятельности данного Объединения и его неопределенность в будущем. Некоторые аналитики считают, что СНГ является весьма неустойчивым образованием и исчерпало себя как международная организация. Подтверждением тому стали события августа 2008 года: грузинско-российская война и последовавшее за ней признание независимости Абхазии и Южной Осетии со стороны Москвы. Данный шаг России публично не поддержал ни один член Содружества. Вместе с тем организация продолжает функционировать и является полноправным субъектом международных отношений, имея лидера в лице Российской Федерации, которая, в свою очередь, является важным «участником» современного процесса геополитического моделирования. Более того, ряд государств Содружества (Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Республика Таджикистан и Российская Федерация, Республика Узбекистан дважды (Республика Узбекистан в 1999 и 2012 годах приостанавливала участие в СНГ, восстановив свое членство в 2006 году; в 1999 вышли из Договора Грузия и Азербайджан, вступившие в него в 1993 году) перешли к более тесному взаимодействию, создав в 1992 году военно-стратегическую группировку на основе Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Именно на ОДКБ возлагается задача обеспечения внешней безопасности государств, входящих в СНГ.

В нынешних реалиях развития системы международных отношений планетарное и региональное геополитическое моделирование базируется на основе подходов и принципов, разработанных в рамках классической геополитики (Ф. Ратцель, Х. Маккиндер, Н. Спикмен). Эти подходы во многом сохраняют в себе определенную преемственность, обнаруживая и некоторую специфику в борьбе за геополитическое лидерство. Эта специфика наиболее контрастно проявляется в отношении геополитического поведения США в регионе СНГ. Здесь США продолжают использовать в отношении стран СНГ стратегию «анаконды» (Стратегия «анаконды», разработана американским генералом Мак-Келланом, предусматривает блокирование вражеских территорий с моря и по береговым линиям, что постепенно приводит к стратегическому истощению противника [5, с. 333]). Как правило, термин «политика сдерживания», фактически отражающая стратегию «анаконды», в последнее время редко употребляется, но современная стратегия НАТО на практике реализует эту глобальную установку. Как отметил в интервью журналу «Экономические стратегии»  лидер Коммунистической партии Российской Федерации Г. Зюганов, «1500 американских баз обложили нас со всех сторон и как только выдернут у нас ядерный зуб, начнут диктовать условия» [1]. Анализируя влияние «анаконды» на СНГ, российские эксперты выделяют Балто-Черноморско-Каспийский регион, Центральную Азию, Азиатско-Тихоокеанский регион и регион Северных морей России [1,6].

С 2008 года на территории Балтийско-Черноморско-Каспийского региона реализуется так называемый проект Восточного партнерства. Проект рассчитан на шесть государств бывшего Советского Союза, а именно Украину, Молдавию, Беларусь, Азербайджан, Грузию и Армению. Основной целью проекта считается интеграция названных государств в евроатлантические структуры. Однако сегодня речь идет скорее всего о развитии стратегического сотрудничества в рамках структур ЕС, а не о перспективе вхождения данных государств в ЕС. Более того, бытует мнение, что данный проект есть «не что иное, как попытки «старой» Европы перехватить у США инициативу в освоении постсоветского пространства путём отделения от России восточноевропейских стран СНГ» [1].

Для полноценного понимания геополитического маневрирования США в Азиатском регионе постсоветского пространства необходимо принять ко вниманию высказывание помощника государственного секретаря США по делам Средней Азии Роберта О. Блейка, который в своей речи «Приоритеты администрации Б. Обамы в Южной и Центральной Азии», произнесенной в январе 2011 г., признал, что Средняя Азия находится на стратегически важном перекрестке дорог, граничащих с Китаем, Афганистаном, Россией, Ираном и Индией [1]. Это во многом объясняет намерение Соединенных Штатов расширять свое присутствие в данном регионе через активизацию сотрудничества с находящимися в нём странами. Именно поэтому США, раздавая различного рода финансово-экономические обещания, а также под предлогом борьбы с «международным терроризмом» небезуспешно склоняют страны региона (Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан и Туркменистан) к созданию на их территориях американских военных баз. Нетрудно заметить, что заняв ключевые позиции в Центральной Азии, США замкнут не только кольцо своего контроля вокруг Среднего, Ближнего Востока и Центральной Азии (при этом получают контроль за энергоресурсами региона), но и пытаются  минимизировать геополитическое влияние КНР и России в данном регионе за счет сталкивания их прямых интересов. Более того, США выгодно сохранять в этом регионе геополитический плюрализм, обеспечивающий его раздробленность [3].

Современное геополитическое моделирование мира базируется в основном на двух взаимоисключающих моделях: модели монополярного атлантизма и многополярной цивилизационной модели.

Модель монополярного атлантизма обеспечивает бесспорное лидерство в мире Соединенным Штатам Америки. Однако такая модель не устраивает большинство государств мира, которые предпочитают многополярную модель, основанную на современных реалиях, позволяющую учитывать на геополитической арене целый ряд государств и регионов, все еще отстающих в своем экономическом развитии от США, но проявляющих устойчивую тенденцию к многополярному миру (Китай, Индия, Бразилия, Россия). Учитывая положительную динамику их экономического и социального развития, можно прогнозировать, что именно они станут в будущем центрами роста государств, стремящихся к построению многополярной геополитической модели мира.

В этой связи представляет определенный интерес многополярная модель шестиполюсного мира, предложенная известным американским политиком Г.Киссинджером. По его мнению, в нынешнем мировом порядке США находятся в таком положении, когда они уже не могут ни единолично господствовать в мире, ни отгородится от него. Следовательно, мировой порядок в ближайшем будущем будет определятся, как минимум, шестью полюсами: США, Европа, Россия, Китай, Япония и, возможно, Индия, а также множеством малых и средних стран [2]. Остальной мир будет разделен на сферы влияния между обозначенными центрами силы. СНГ в данном проекте рассматривается как сфера влияния России.

Конечно, процесс становления многополярного мира длительный и сопряжен с геополитическими коллизиями. Трудно обозначить сегодня окончательные контуры будущей геополитической модели мира, так же как нельзя не учитывать и того факта, что США все еще остаются сверхдержавой, обеспечивая тем самым однополярность мира.

В этих условиях СНГ рассматривается в контексте противостояния основных геополитических сил «суши» и «моря» (Россия и США). Неоспоримым лидером здесь является  Российская Федерация, чего, к сожалению, нельзя сказать в отношении остальных стран СНГ. В современных геополитических моделях их роль и место характеризуется как «периферийные» и рассматриваются лишь через призму интегрирующих объединений. Однако и Россия на современном этапе не способна в полной мере сдерживать геополитическое лидерство США.

Все вышеизложенное позволяет сделать следующий вывод: на данный момент говорить об СНГ как о «сильном» акторе мировой геополитики не приходится, организация переживает непростой период развития. Большинство государств СНГ подвержены активному внешнему воздействию США и Западной Европы, что порождает в Содружестве состояние определенного политического дуализма: остаться в лоне родной организации или же сменить вектор интересов в сторону Запада. Этим и объясняется сложность анализа их места и роли в современном геополитическом моделировании мира.

Литература